Литургический год 2019-2020 \ Размышления над Словом Божьим \ Воскресный цикл А

16-е рядовое воскресенье

ЛИТУРГИЧЕСКАЯ ТЕТРАДКА

Снисходительность и долготерпение

Прем 12, 13.16-19; Пс 86(85), 5-6.9-10.15-16a (Пр.: 5a); Рим 8, 26-27; Мф 13, 24-43

            «Снисходительность» - устаревшее в наши дни слово, часто применяемое для обозначения слабости, уступчивости, отказа действовать из-за неспособности достичь цели. Зато слово «решительность» нынче в моде: прославляются сильные, уверенные в себе, нетолерантные личности. Скромное поведение, любезность, доброта и деликатность не относятся к высоко ценимым добродетелям. Критерием оценки людей стала власть! И кажется, что терпеливая, тактичная, кроткая власть противоречит сама себе. Власть в первую очередь ассоциируется с силой, решительностью, твердостью, несгибаемостью. С другой стороны, современное общество равнодушно к тому, что некоторые люди бессовестно позволяют себе творить все, что угодно, оно «толерантно» до такой степени, что перестало отличать истину от лжи, добро от зла, и в своем равнодушии заходит настолько далеко, что не отделяет плевела от зерен. Современная культура продвигает теорию о мирном сосуществовании разнообразных «истин», о том, что любую точку зрения можно принять как содержащую истину в какой-то степени, что абсолютной истины не существует.

            Следовательно, современная культура, с одной стороны, преклоняется перед личностной или политической «властью» как перед кумиром, и, с другой стороны, поддерживает максимальную толерантность, достигающую полного равнодушия. Противоречие (и смешение понятий) очевидно! На этом базируется нынешний аморальный и прагматичный цинизм, равнодушие, насилие, проблемы и беспокойство множества современных людей. В противоположность этому, Священное Писание говорит, что подлинная истина – исполнена любви, воздержанна, снисходительна, и, хотя она не кажется «сильной» по современным меркам, она обладает силой подлинной любви. Философ Паскаль  сказал: «Из истины можно сделать идола; но истина без любви - это не Бог».

 

Бог - снисходительный Владыка

 

            Основой человеческой власти, власти людей, должна быть справедливость - иначе она становится властью своеволия и беззакония. В начале Книги премудрости Соломона безбожники говорят: «Сила наша да будет законом правды» (Прем 2, 11). Они вывернули наизнанку порядок справедливости и в основание справедливости поставили свою силу. Когда только сила решает о том, стоит ли действовать по справедливости или нет, наступает диктатура, своеволие, угнетение и нетерпимость.

            Но Бог не таков, как люди. «Ибо сила Твоя есть начало правды, и то самое, что Ты господствуешь над всеми, располагает Тебя щадить всех» (Прем 12, 16). Свобода и Божья сила абсолютны, но они никогда не бывают нетолерантными и угнетающими. Именно поэтому Бог в Своих деяниях руководствуется милосердием и полным любви и доброты всемогуществом, поэтому Он может безгранично прощать нас: «но, обладая силою, Ты судишь снисходительно и управляешь нами с великою милостью, ибо могущество Твое всегда в Твоей воле» (ст.18). Милосердие и прощение не являются признаками слабости, они не означают смирения перед несправедливостью: наоборот, они являются высшим проявлением силы и справедливости. В Книге премудрости Соломона (11, 24) говорится: «Ты всех милуешь, ибо все можешь».

            Слова этого отрывка из Книги премудрости Соломона имеют воистину огромное значение. Они помогают нам улучшить наши представления о Боге, которые могли бы у нас сложиться на основании собственного опыта. Например, если мы размышляем о Божьем «всемогуществе», представляя Бога как непреодолимую и безграничную силу, существует опасность забыть, что речь идет о полном любви всемогуществе Божьем, о действенном прощении и милосердии. Бог не боится утратить Свою силу или показаться слабым, у Него нет стремления любой ценой увеличивать эту силу. Своей добротой и прощением Бог не подвергается необходимости отвечать за недостаточную строгость и справедливость. Как говорится в псалме 85, 15: «Но Ты, Господи, Боже щедрый и благосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный».

            Бог воистину «человечен» и учит нас подлинному гуманизму: «Но такими делами Ты поучал народ Твой, что праведному должно быть человеколюбивым» (Прем 12,19). Божья кротость и снисходительность могут восприниматься нами как промедление, не удовлетворяющее (фрустрирующее) нас. Мы сами хотим быть «решительными», однако требуем к себе долготерпения и кротости.

            Следовательно, мы нетерпеливы и хотим, чтобы все дела решались как можно скорее. «Суетливость» мы превратили в добродетель, «поспешность» воспринимаем как положительный признак, жесткость и быстроту принятия решений считаем восхитительной способностью. При этом мы сами зачастую ведем себя как «тугодумы», которые, согласно словам святого Павла, «не знают, о чем молиться». Христианское смирение - это вера в таинственную деятельность Духа, в Его сильную, хотя и невидимую, помощь. Ибо «Дух подкрепляет нас в немощах наших» (Рим 8, 26), Он - наша опора и руководство. Безусловно, «сила» Духа не похожа на человеческую силу, она не руководствуется человеческим временем, не действует по человеческой логике. Дух - это милосердие, доброта, кротость и нежность.

 

Долготерпеливый Дух

 

             Если «желания Духа» станут нашими желаниями, мы сможем понять «Божьи замыслы», т.е. Божью волю. Но чаще всего мы замыкаемся в себе, желаем воплощать только наши мечты и замыслы. Мы желаем осуществлять свою волю и демонстрировать свою силу. Евангельское смирение - это спокойная, мирная и деятельная готовность следовать Божьим замыслам и внутреннее искреннее доверие в помощь Божьего Духа, в которой Он никогда не откажет нам. Это -  не иссякающая сила, не останавливающаяся ни перед какими трудностями. Но мы не должны променять Божьего Духа на собственный нетерпеливый и опрометчивый, жесткий и неуживчивый «дух», который в наши дни ошибочно называют успешностью, прямотой и силой характера. На самом деле, мы неуживчивы и деспотичны, ибо не желаем следовать Божьему Духу.

            В истории Церкви нередко возникал миф о «чистоте», т.е. сектантская мечта о создании группы добрых и честных людей, отделившихся от злых и бесчестных. Мы уже знакомы с религиозной группой «фарисеев», т.е. «отделенных». Их характеризовало самоотделение от «язычников» и «нечистых» посредством строгого соблюдения разнообразных «законов о чистоте». Фарисеи дистанцировались от мытарей и грешников, чтобы не оскверниться, они питались вместе, чтобы проще было соблюдать законы о чистоте пищи. Они считали себя праведными, лучше остальных, и сурово осуждали тех, кто поступал по-иному. Фарисеи «отделились» даже от Иисуса, говоря: «вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам» (Мф 11, 19).

 

Миф чистоты

 

            Иисус пришел не для того, чтобы основать секту «чистых», касту идеальных людей, живущих изолированно от остальных. Иисус сурово критикует учеников с их «фарисейством», настаивающих на изоляции вплоть до уничтожения других: «Господи! Хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их?» (Лк 9, 54). Но Иисус не проповедует равнодушия, Он не отказывается отличать добро от зла, праведное поведение от неправедного. Он имеет высшее понимание истины, не терпит двусмысленности и не склонен к компромиссам. Христианство для Иисуса - это не современные магазины самообслуживания и не восточные базары, где можно приобрести любой товар. Милосердие Иисуса совершенно непохоже на «простодушие» того, кому все нравится и все является благом!

            При этом Иисус рассказывает притчу о зерне и плевелах, совместно произрастающих в поле этого мира (и Церкви). Царство Божье до поры «терпит» сосуществование добра и зла, так как Бог «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми» (Мф 5, 45). Бог долготерпелив и уважает человеческую свободу. Только в конце времен произойдет окончательное отделение зерен от плевел.

            Из этой притчи следует, что мы с легкостью видим «плевелы», которые следует немедленно искоренить, выкосить - но не в себе, а в других. Вместо этого нам следовало бы взять косу и выкосить плевелы в своем сердце, будучи при этом милосердными, снисходительными и терпеливыми по отношению к другим, ибо и Сам Бог долготерпелив по отношению к нам. Но в действительности мы вполне естественно считаем себя «доброй пшеницей» и пренебрегаем другими как «плевелами». Если бы мы умели, вместо нездорового осуждения всего мира, видеть и искоренять плевелы из своего сердца, мы стали бы по-настоящему долготерпеливыми и снисходительными.

---

 

«Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс. Все материалы и произведения используются исключительно в некоммерческих целях. Ответственность за несанкционированное копирование и коммерческое использование любых материалов несут лица и организации, неправомочно использовавшие опубликованные на данном ресурсе материалы или произведения для извлечения прибыли».

 

Римско-католическая Архиепархия Божией Матери в Москве
Культурная и просветительская деятельность в Кафедральном соборе
Show More