Литургический год 2018-2019 \ Размышления над Словом Божьим \ Воскресный цикл C

 

ЛИТУРГИЧЕСКАЯ ТЕТРАДКА

 

Бог - добрый Отец

 

Исх 32, 7-11.13-14; Пс 51(50), 3-4.12-13.17 и 19 (Пр.: Лк 15, 18); 1 Тим 1, 12-17; Лк 15, 1-32

 

         Все религии приписывают Богу силу, власть и всемогущество. Но не все они учат, что Божия сила и всемогущество заключаются в Его любви. Например, греки не считали добрым божество, не способное разгромить или изгнать их врагов. Согласно их мнению, божество демонстрирует свою силу, уничтожая тех, кто оказывает ему сопротивление. Но Бог в Священном Писании проявляет Свою силу в милосердии и прощении. Господь - это любящее милосердное Всемогущество, или, иными словами, Он - всемогущая Любовь и Милосердие. Таков истинный лик Бога! Бог хочет не уничтожать, а прощать, Он не желает побеждать, изгоняя врагов, а напротив, сохраняет им жизнь, ибо Божия сила не служит корыстолюбию, выгоде или эгоизму. Божия сила отличается от всего, что у нас есть, и что мы делаем. Божия сила проявляется в прощении, в самом любящем и сострадательном милосердии, в попытке спасти человека, оскорбившего Бога.

 

Бог не гневается

 

         Отрывок из Книги Исхода, который мы сегодня читаем, очень интересен. Израильский народ впал в великий грех - сделал себе золотого тельца, поклонялся ему и говорил: «вот бог твой, Израиль!». Бог сказал Моисею: «итак оставь Меня, да воспламенится гнев Мой на них» (ст. 10). Это желание Бога - чтобы Моисей оставил Его наедине (со Своим страданием?) подумать о наказании народа - весьма странно. Оно как будто означает, что Бог колеблется, не решается применить наказание. Божий гнев обусловлен тем, что Моисей не мешает Ему свободно действовать. Но Моисей не выполняет этот приказ Бога - напротив, он остается с Ним и перечисляет причины, по которым Бог должен смирить Свой гнев (ст. 11-13). Наконец, ему удается убедить Бога отступиться от намерения покарать Свой народ. Бог признал три причины, названные Моисеем. Во-первых - народ был освобожден совсем недавно, и каков смысл теперь менять Свое решение и предать его погибели? Во-вторых - что скажут египтяне о Боге, Который вначале освободил Свой народ, а теперь карает его? В третьих - пусть Бог помнит Свои обещания, которые Он дал праотцам.

         Интересно, что Бог всерьез принял аргументы Моисея и позволил человеку убедить Его. Библейский текст представляет нам чувствительного Бога, уступающего человеку, способному на сочувствие. Вероятно, это - человеческий способ повествования о Боге и человеческие представления о Нем, но это эффективно, и помогает нам лучше понять, что Бог – не бесчувственный камень, который невозможно сдвинуть с места. Он - живой, милосердный, сострадательный, Он готов прощать. Бог готов говорить с человеком, Он позволяет человеку убедить Его, причем Он Сам внушает этому человеку правильные советы и предложения. Бог хочет действовать вместе с человеком, а не без него.

 

Из преследователя - в апостолы

 

         Во втором чтении мы снова размышляем об «обращении» Павла: «меня, который прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован потому, что так поступал по неведению, в неверии; благодать же Господа нашего [Иисуса Христа] открылась во мне изобильно ... Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый».

         Этот отрывок рассматривает жизнь Павла как живое свидетельство спасительного милосердия Бога, сделавшего апостола Своим «орудием», чтобы «явить Себя» перед людьми. Тот, кто призван проповедовать бескорыстную Божию благодать, посредством которой Бог дарует нам спасение, сам первым пережил преображающую силу Божьего прощения. Божие милосердие не искало для этих целей «святого» человека, оно пожелало проявиться в богохульнике, преследователе и жестоком человеке, в первом из грешников.

         «Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной». Божие милосердие проявляется в долготерпении Иисуса Христа, живого воплощения Божьего прощения и Его преображающей силы. До тех пор, пока мы живы, нельзя сказать: «больше ничего сделать невозможно». В этой жизни для нас всегда открыта дверь в новое будущее, всегда есть надежда на обращение, ибо неисчерпаемое Божие милосердие, явившее себя в Иисусе, всегда дается нам как возможность начать новую жизнь. По сути, Бог - это наше будущее.

 

Притча о добром отце и блудном сыне

 

         Слушателям, упрекавшим Иисуса в том, что Он принимает грешников и обедает с ними за одним столом, Иисус рассказал три притчи о пропавшей овце, о потерянной драхме и о блудном сыне (добром отце) (Лк 15)). Он хотел привести Своих слушателей к пониманию и одобрению поведения пастуха, женщины и отца, т. е. к осознанию милосердного отношения Бога к людям. Также Он хотел, чтобы они поняли Его поведение, а именно - почему Он ищет грешников и прощает их. Этими притчами Иисус дал понять, что, в сущности, Он делает то же самое, что и Его Небесный Отец, радующийся обращению грешников. Поступки Иисуса отождествляются с чувствами Бога Отца. В поступках и служении Иисуса проявляется Сам Бог, применяющий все меры, чтобы привести к Себе потерянных и заблудших.

         При помощи притчей Иисус ведет диалог со Своими слушателями, давая им возможность понять и принять Его позицию. Иисус не указывает непосредственно на их ошибки, а вместо этого рассказывает случай, при обсуждении которого они могут прийти к взаимопониманию. Евангелист «приспособил» притчу таким образом, чтобы ее можно было применить относительно современного ему времени. Но давайте остановимся и снова подумаем о добром отце.

         В притче выступают три лица: отец и двое его сыновей. Весь рассказ построен так, что в центре внимания оказывается личность отца. Речь идет об отношениях между младшим сыном и отцом, между отцом и старшим сыном. На заднем плане видно, какими были отношения между братьями. Центральным лицом притчи является отец. Прямая речь в диалогах также постоянно направлена на личность отца, с точки зрения которого рассматриваются все ситуации в притче. Поведение сыновей тоже обсуждается в зависимости от их отношения к отцу. Двое сыновей образуют пару, которую мы могли бы назвать «антагонистическими близнецами». Они олицетворяют два противоположных полюса с различным поведением, они противостоят друг другу из-за своего отношения к отцу.

         Все поведение отца, описанное в притче, исключительно, оно расходится с типичными, обыкновенными схемами поведения отцов. Отец ничего не возражает против желания младшего сына и, не моргнув глазом, разделяет имущество между двумя братьями. Когда младший сын возвращается, расточив все свое имущество, отец ни о чем не спрашивает его, ни в чем не упрекает, но приказывает немедленно устроить великолепный пир. Он преисполнен радости: «Принесите лучшую одежду и оденьте его... станем есть и веселиться...». Кажется, отца нисколько не интересует прошлое поведение сына, ему важно лишь то, что сын вернулся. Прошлое для него не имеет значения. Отец не говорит блудному сыну ни слова, а выбегает ему навстречу, обнимает и целует его.

         Перворожденному, старшему сыну отец отвечает полным любви тоном: «сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое,…». Упреки старшего сына не ранят сердце отца, он относится к нему с нежностью и любовью. В жизни мы вряд ли найдем примеры столь добрых отцов, исполненных глубокого понимания по отношениию к их заблудшим, неблагодарным или бунтующим детям. Отец из притчи по-настоящему исключителен, он стоит вне привычных рамок. Но Иисус имеет Свой личный опыт отцовской доброты Бога, и поэтому Он может  описать образ такого отца. Следовательно, в отце из притчи мы должны видеть образ Бога Отца. Отцовство Бога воистину исключительно, оно отличается от обыкновенного отцовства, известного человеческому опыту. Поведение Бога Отца по отношению к людям, описанное Иисусом, подчас может казаться нам даже предосудительным и несправедливым. Иисус учит нас, что поведение Небесного Отца не руководствуется исключительно критерием «справедливости», а проистекает из необозримой бездны милосердной любви. Также поведение самого Иисуса демонстрирует эту прекрасную и исключительную милосердную любовь Бога Отца.

         Как только старший сын услышал звуки музыки и празднования, он обратился не к отцу, а к слуге. А узнав причину праздника в доме, «он осердился и не хотел войти». Его разгневала доброта отца по отношению к брату. Он не желает ни с кем говорить, с младшим братом даже не здоровается, отца упрекает в несправедливости за то, что тот никогда не устроил пира в честь него, хотя он всегда был послушен. Его логика проста: кто ведет себя хорошо, тот заслуживает награды, а кто совершает ошибки, тот должен понести наказание. Он не понимает логики всепрощающей любви, не понимает, что сердце отца нежно открыто для принятия сына, который после блужданий возвращается домой. Старший сын считает, что он, благодаря своему послушанию отцу, имеет какие-то особые права и преимущества. Подобный способ мышления четко демонстрирует его представления об отце. Для него отец – это некто вроде бухгалтера, который на основании хорошего или плохого поведения сыновей рассчитывает для них награду по принципу «ты мне – я тебе». По его мнению, отец должен вести себя с сыновьями как счетовод. Разумеется, Бог не может быть таким!

         За образом старшего сына скрываются люди с фарисейским мышлением, которые беспокоятся о точном соблюдении всех заповедей, но не понимают ни милосердной Божией любви, ни собственных братьев-грешников. Они думают: если Бог милосерден к каждому, какая польза вести праведную жизнь? Они негодуют и возмущаются Божией благостью. Поэтому они рассержены поведением Иисуса, Который принимает грешников и ест с ними за одним столом. Своим служением Иисус показывает нам исключительно милосердного Отца, всегда готового принять грешника в объятия.

         Этой притчей Иисус являет нам Сердце Небесного Отца и показывает глубокий смысл Его поведения. Старший сын в сущности ведет себя не как сын и не как брат. Он не называет младшего брата «мой брат», даже к отцу не обращается словами «мой отец». Эти два подхода взаимосвязаны. Только из правильного отношения к отцу следует правильное отношение к братьям, и наоборот.

         Отец принимает младшего сына с огромной радостью не потому, что он искренне сокрушился, а по велению своей отцовской любви. Отца тронуло не «обращение» сына, но огромная нежность его отцовского сердца привела его к принятию сына. Младший сын на самом деле не проявил искреннего покаяния, причиной его возвращения домой является обыкновенный поиск выгоды, поскольку ему надоело терпеть голод. Намерением притчи было показать не обращение сына, а скорее любовь Отца, принимающего Своего блудного сына.

 

 

---

 

«Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс. Все материалы и произведения используются исключительно в некоммерческих целях. Ответственность за несанкционированное копирование и коммерческое использование любых материалов несут лица и организации, неправомочно использовавшие опубликованные на данном ресурсе материалы или произведения для извлечения прибыли».

 

Римско-католическая Архиепархия Божией Матери в Москве
Культурная и просветительская деятельность в Кафедральном соборе
Show More