Литургический год 2018-2019 \ Размышления над Словом Божьим \ Воскресный цикл C

 

ЛИТУРГИЧЕСКАЯ ТЕТРАДКА

 

Иисус – Сын Божий

 

Быт 15, 5-12.17-18; Пс 27(26), 1.7-8.9abc.13-14 (Пр.: 1a); Флп 3, 17-4, 1; Лк 9, 28b-36

 

         В первое воскресенье Великого поста мы констатировали, что время поста должно стать для нас временем открытия и практического подтверждения того, что Бог имеет абсолютное первенство в нашей жизни. В сегодняшней литургии мы продолжим это размышление. Какому Богу мы должны поклоняться превыше всего? Разве не существует опасности, что каждый из нас создаст собственный образ Бога? Нет ли риска, что мы будем поклоняться какому-то «неправильному» Богу, не желающему вмешиваться в нашу конкретную жизнь? Не станем ли мы представлять Бога как некую далекую абстракцию?

         В отрывке сегодняшнего Евангелия говорится, что Бог явил Себя, и что Он присутствует в Иисусе Христе, Который является живой и личной «встречей» между Богом и человеком. Итак, нам не придется опираться на исторические факты, чтобы встретиться с Богом, или напрягать воображение, чтобы узнать мысли и поведение Бога, поскольку лик Бога открылся нам в Иисусе Христе. Иисус - это последнее, окончательное и совершенное явление Бога. А кроме того, Он - полное и совершенное воплощение человеческой свободы. Поэтому наша верность и обращение к Богу должны быть верностью и обращением к Иисусу Христу.

 

Вера Авраама

 

         В первом чтении говорится о вере Авраама: «Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность». По сути, Авраам уверовал парадоксальному обетованию: «посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков». Божие обетование нельзя заранее «предугадать», нельзя измерить человеческими мерками, ибо оно превосходит границы человеческого понимания и предвидения. Поэтому Авраам возражает: «Владыка Господи! По чему мне узнать, что я буду владеть ею?». В данном тексте возражение касается только обетования земли, но его можно понимать и в отношении всех Божиих обетований. Как же мы «узнаем» Божие обетование? Человек не в состоянии проверить Божие обетование, поэтому он не может «познать» его посредством испытания, «тестирования». Божий ответ – это таинственное явление Самого Бога Аврааму в образе огня или пылающего светоча. Авраам повинуется Божиему явлению, охотно открывает свое сердце Божией свободной преданности и таким образом приходит к «познанию».

         Этот известный библейский текст – прекрасная почва для размышлений. Но для этого его следует прочитать целиком. Почему многие «не знают» или «не понимают» наших слов о Боге? Некоторые считают, что нам следовало бы проповедовать более простым и понятным языком, исходя из жизненного опыта людей и т. д. Не станем оспаривать частичную обоснованность этих возражений. Но подобные проповеди касаются проблемы только поверхностно. Подлинная причина коренится в том, что человек в состоянии познать истину, только если готов принять ее. Мы не должны относиться к истине нейтрально, безразлично, если действительно хотим понять ее. Ибо истину поймет только тот, кто желает ее понять!

         Пример этого нам подает Авраам. Он жаждет Бога, избирает Бога и таким образом становится способным «понять» парадоксальное Божие обетование. Авраам не пытается «испытывать» Бога, подобно тому, как сатана искушал Иисуса. Бога нельзя подвергнуть «испытаниям» или «проверкам». Бог дарует Себя только тому, кто по доброй воле хочет Его принять. Следовательно, только искренне и глубоко обратившись, мы узнаем, каков на самом деле Бог.

          «Союз» Бога с Авраамом был двойным обетованием: обетованием богатого потомства и обетованием земли. Но по своей глубинной сути он был обетованием свободного Божьего решения даровать Себя человеку как смысл жизни и истину. Божий замысел невозможно узнать иначе, чем приняв его своим разумом и волей.

 

«Символическое» явление

 

         Божие откровение полностью и окончательно осуществилось в Иисусе, как написано в отрывке из Евангелия о Преображении Господнем. На гору, напоминающую Синай, спустилась Божия «слава» («Петр же и бывшие с ним увидели славу Его») - облако, символизирующее Божие присутствие («явилось облако и осенило их; и был из облака глас»). Затем раздался Божий «глас» («громы», звучавшие на Синае, на еврейском языке также называются «гласами»). Весь рассказ о преображении описывает картину откровения, явления. Также «сон» апостолов похож на «глубокий сон», овладевший Авраамом. Речь идет не о естественном сне, а об особом состоянии, выражающем на библейском языке встречу с Богом. Сама «метаморфоза», т. е. преображение Иисуса, демонстрирует нам откровение Иисуса как Божьего Сына, о чем говорит голос: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте».

         Преображение Иисуса является как историческим, так и одновременно «символическим» событием. Подразумевается, что посредством конкретных исторических «символов» Иисуса в виде облака, голоса, сна, Апостолы получили определенное «познание» Божией тайны. Ибо Бог является нам посредством истории, наполненной символической силой. Поэтому, чтобы познать Божию истину, мы должны основываться на истории.

         Знаменательны слова Небесного голоса, объединяющие откровение идентичности Иисуса Христа («Сей есть Сын Мой») и рекомендацию слушать Его («Его слушайте»). Речь идет не о двух последовательных «этапах», как будто мы вначале поняли, кем является Иисус, и только после этого решили принадлежать Ему и слушать Его. Мы поймем Иисуса, только если будем слушать Его; а слушать Его мы будем только тогда, когда будем понимать Его. Нельзя разделять «познание» и «желание»: такова структура нашей веры.

         Из всего вышесказанного следует, что время поста должно привести нас к лучшему познанию личности Иисуса Христа и одновременно к пониманию, что мы должны возрастать в верности Ему. Нельзя говорить: для начала я должен возрасти в понимании, а затем уже буду действовать. Мы должны одновременно действовать и размышлять – только тогда мы сможем углубить наше знание об Иисусе. Поэтому нельзя отделять изучение от молитвы, практическую деятельность от размышлений, любовь от веры. Наша христианская жизнь станет более разумной, если она будет великодушнее; и наоборот, она станет великодушнее, если будет более разумной. И это далеко не малозначительная игра слов!

         Мы должны размышлять об Иисусе и одновременно осуществлять Его учение на практике. Его истина одновременно открывается разуму и воле. Мы не можем считать, что возрастаем в христианской жизни, если мы отделяем друг от друга эти два момента, «теоретический» и «практический». Иначе мы либо будем действовать неразумно, под влиянием невнятных порывов, либо наше христианство превратится в некую странную религию, довольствующуюся только «познанием истины».

 

Пример

 

         Все вышесказанное объясняется во втором чтении – в отрывке из Послания святого Апостола Павла к Филиппийцам. Святой Павел призывает к «чистоте поступков» христиан в Филиппах, чье поведение напоминает поступки «врагов креста Христова». Апостол укоряет их не за неправильное мышление, а за «поведение». Они непоследовательны, они отделили практическую деятельность (т. е. волю и принятие решений) от мышления. Они хвалятся тем, чего им следовало бы стыдиться, поскольку ориентируются на земные понятия: «слава их - в сраме, они мыслят о земном». Они – христиане, не умеющие принять «безумие Креста», включить его в картину своего христианского мировоззрения, поскольку они придерживаются собственных представлений о Боге. При этом они не основываются на исторической земной жизни Иисуса, в первую очередь - на Его крестной смерти.

         По мнению Святого Павла, Божию истину способен постичь только тот, кто воспринимает историческое существование Иисуса как явление Бога. Мы сможем понять «безумие Креста» только исходя из того, что Иисус добровольно принял смерть на Кресте, и эта смерть имеет огромное значение для нас. С другой стороны, только серьезное размышление о смерти Иисуса поможет нам осознать «безумие Креста», непостижимое для человеческого разума.

 

Экзегетическое примечание: Союз - Завет

 

         В первом чтении содержится слово «завет», имеющее отношение к Аврааму (Быт 15). Что такое завет? В еврейском тексте используется выражение «berit», которое обычно переводят словом «завет». Но если мы внимательно изучим библейские тексты, то сможем заметить, что в разных случаях речь идет о различной форме взаимоотношений. В случае Авраама и Ноя (Быт 9) Божие слово «berit» означает обетование, обязательство со стороны Бога, заключающего союз с человеком: в этом случае его правильнее было бы перевести как «обязательство» или «обетование». Здесь речь идет о бескорыстном обязательстве со стороны Бога и о «милости», данной человеку, от которого не требуется никаких поступков, кроме веры, т. е. принятия Божьего дара. В четвертой главе Послания к Римлянам святой Павел говорит именно об этом значении слова «berit», подчеркивая бескорыстность и односторонность Божией благодати, спасающей нас.

         А в традиционном понимании Пятой книги Моисея, Книги Второзакония, слово «berit» правильнее было бы перевести как «Завет», т. е. «договор». Ибо в ней говорится о союзе Бога и человека в свете категории, распространенной в определенное историческое время (7 век до Р.Х.) - категории «договора» или «контракта». В этом случае слово «договор» является более применимым: речь идет о настоящей договоренности между Богом и Его народом, со статьями и пунктами (законами), соблюдение или нарушение которых влечет за собой благословение или проклятие. В свете этой традиции, изгнание евреев объяснялось как нарушение завета на горе Синай со стороны неверного Израиля: поэтому завет на горе Синай считали расторгнутым. В это же время так называемая «священническая традиция» вспомнила завет – «berit» Бога с Аврамом (Авраамом), поскольку этот завет был бескорыстной милостью и неотъемлемым Божиим даром, который не может прервать никакая человеческая неверность. Именно на это божественное обязательство полагался  Израиль, надеясь на новое будущее.

         Мы видим, что, хотя Книга Второзакония описывает отношения Бога и человека в форме договора, она не впадает в легализм, а обращается к «сердцу», разуму и воле человека. Поэтому библейский термин «berit» означает соединение Божией воли с человеческой волей, преданность Бога Своему народу, требование взаимного общения между Богом и Его народом. Но не стоит забывать, что в различных исторических и культурных контекстах это выражение может иметь различные значения, оттенки и коннотации.

 

 

---

 

«Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс. Все материалы и произведения используются исключительно в некоммерческих целях. Ответственность за несанкционированное копирование и коммерческое использование любых материалов несут лица и организации, неправомочно использовавшие опубликованные на данном ресурсе материалы или произведения для извлечения прибыли».

 

Римско-католическая Архиепархия Божией Матери в Москве
Культурная и просветительская деятельность в Кафедральном соборе
Show More