Литургический год 2018-2019 \ Размышления над Словом Божьим \ Воскресный цикл C

 

ЛИТУРГИЧЕСКАЯ ТЕТРАДКА

 

Дверь веры  

 

Деян 14, 21-27; Пс 145(144), 8-9.10-11.12-13ab (Пр.: ср. 1); Откр 21, 1-5; Ин 13, 31-35

 

 

         Чтения сегодняшнего воскресенья вновь заставляют нас задуматься о Церкви как о Божием народе. Эта тема актуальна во все времена, поскольку напрямую связана с качеством христианской жизни – не только жизни отдельного человека, но и жизни общины.

         При этом следует быть осторожными, чтобы не впасть в определенную форму «церквоцентризма», т. е. полной концентрации на Церкви, не замечая того, что она всецело принадлежит своему Господу, Иисусу Христу. Но нельзя впадать и в другую крайность - христианский индивидуализм; т. е. понимание христианства как некое орудие, предлагаемое человеку, исключительно для удовлетворения его собственных потребностей. Мы не можем отделять Церковь от Иисуса Христа, поскольку в этом случае мы разорвали бы Иисуса с Его «телом» и «невестой», т. е. общиной, являющейся Его «семьей», в которой Он – наш Брат и Господь, Создатель и Спаситель. Поэтому «Христоцентризм» не означает отказ от Церкви либо снижение ее значимости; он означает, что мы размышляем о Церкви в ее теснейшей и неразрывной связи с Господом Иисусом Христом.

 

Вселенская Церковь

 

         Первое чтение (Деян 14, 21-27) четко и прозрачно описывает ситуацию в первохристианских общинах, где Павел и Варнава проповедуют Евангелие Господа Иисуса. В этом фрагменте указаны основные элементы, формирующие христианскую общину. Апостолы проповедуют слово Божие, (ст. 25), наставляют и вдохновляют учеников быть стойкими в вере (ст. 22), объединяют общины (ст. 27), во всех общинах рукополагают пресвитеров (буквально: старших), т. е. руководителей (ст. 23). Церковь является общиной людей, которые уверовали в Господа, которые молятся, доверившись Божией благодати, т. е. Самому Господу (ст. 23.26).

         Интересно заметить, что речь идет о локальных, поместных общинах, основанных и действующих в небольших городах - Листре, Иконии, Пергии и Атталии, или в крупных городах, таких как Антиохия. Все эти поместные церкви, расположенные в разных местах, в зависимости от их происхождения и традиции - являются «Церковью». Поместные Церкви – это не только отдельные части Церкви, все они являются единой вселенской Церковью, которая реализуется в каждой поместной Церкви. Если бы не было отдельных поместных Церквей, не было бы и вселенской Церкви. Единство Церкви не означает ни единообразия, ни устранения локальных особенностей, оно является тесным и близким союзом отдельных Церквей; между вселенской Церковью и отдельными поместными Церквами существует особая внутренняя взаимосвязь.

         В литургическом отрывке часто звучит термин «в вере» (ст. 22), «уверовали» (ст. 23) и прекрасное выражение «дверь веры» (ст. 27), через которую человек может войти и стать частью Церкви. Поместные Церкви - это организованные общины, собравшиеся вокруг Павла и Варнавы или вокруг своих поместных руководителей («пресвитеров») слушающие Божие слово и одухотворенные верой в Господа Иисуса. Титул «Господь» (Kyrios) – это титул, который первые христиане дали Воскресшему Иисусу. Следовательно, жизнь Церкви дает вера в Воскресшего Иисуса.

 

Новый Иерусалим

 

         Видение святого апостола Иоанна из отрывка, которое слышим во втором чтении, (Откр 21, 1-5) является великолепным размышлением о Церкви, символом которой является священный город Иерусалим. Этот город нисходит от Бога с Небес, как невеста, украшенная для встречи со своим женихом. Иерусалим – это жилище Бога среди людей, это – новый народ, вновь созданный и спасенный Тем, Кто все преображает и обновляет.

         Церковь является «тайной», поскольку исходит от Бога, является местом присутствия Бога и Его «скинией» среди людей. Итак, это не община, созданная только по воле людей, ее нельзя сравнить с каким-нибудь «клубом по интересам». «Тайна» - это Божия воля спасти людей, осуществившаяся в Иисусе Христе. Таким образом, Церковь воплощает присутствие этой спасительной воли в истории человечества.

         Но отрывок из Книги Откровения Иоанна Богослова говорит также о конце времен, когда Бог «отрет всякую слезу с очей их», устранит смерть, печаль, крики боли, и преобразит весь мир. Поэтому Церковь имеет не только земное, видимое измерение, но создана таким образом, чтобы стремиться к своему окончательному завершению.

         В Догматической конституции о Церкви (Lumen Gentium) говорится: «Церковь, к которой мы все призваны во Христе Иисусе и в которой, по благодати Божией, обретаем святость, будет иметь своё завершение только во славе небесной, когда наступят времена совершения всего (cp. Деян 3, 21)» (п. 48). Уже в наше время, здесь и сейчас, Церковь является историческим видимым и организованным субъектом, но одновременно она является эсхатологическим народом, соединенным с Небесной Церковью. Церковь живет в надежде, смирении и бедности своей незавершенности, идя по Земле к будущему Божьему Царству, которое уже действует в ней.

 

Закон любви

 

         Каков «устав» новой общины, верующей в Воскресшего Иисуса? Сам Иисус дал Своим ученикам в качестве отличительного знака заповедь любви: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга». Иисус называет ее заповедью, но не в значении внешнего, установленного извне закона. Иисус также получает от Отца заповедь (Ин 14, 31) и говорит: «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви» (Ин 15, 10).

         Заповеди Отца Небесного являются проявлением любви к Иисусу; это -  слова отцовской любви. Итак, заповеди Иисуса не являются заповедями или законами в обыкновенном смысле слова, но являются откровением любви Отца: откровением, которое должно освещать всю жизнь истинного ученика Иисуса.

         Следовательно, Иисус требует, чтобы мы приняли любовь Отца так, как ее принял Он, и чтобы мы жили ею так, как жил Он. Любовь между братьями-христианами является участием в божественной любви, которой Отец любит Сына.

         Любовь, которую Иисус являет нам и делает возможной для нас - это та же любовь, которой Отец любит Иисуса. Когда Иисус требует, чтобы мы любили друг друга «как Он возлюбил нас», Он требует от нас такой же любви, какою любовью Отец любит нас: любовь Христа является для нас не только образцом, примером, нормой, но и принципом и источником нашей взаимной любви. «Новизна» заповеди Иисуса состоит не в том, что Он требует от нас любить вообще, а в том, что Он требует, чтобы мы любили «как Он возлюбил нас».

         Подлинная христианская любовь следует из общения христиан со Христом, а следовательно - и с Отцом, и одновременно она демонстрирует это таинственное, но истинное общение между людьми, исполняющееся в любовном единении с Богом: «По тому  узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

         Ученики Иисуса должны показать, что человек может любить так, как любил Иисус, и что таким образом можно созидать новое общество. Это не какая-то абстрактная любовь, а любовь, демонстрирующая суть учеников Иисуса. Жизнь во взаимной христианской любви – это первая и наиболее значимая миссия христиан в мире.

 

Экзегетическое примечание: Божие Царство

 

         В отрывке из Деяний святых Апостолов (14, 22) Павел и Варнава побуждают христианские общины  устоять в вере, ибо «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие». Следовательно, Церковь – это еще не Божие Царство. Большинство Отцов Церкви и средневековых богословов, а также участников контрреформации 16 века, отождествляли Церковь с Божиим Царством. Но спустя примерно двести лет богословие стало различать эти два понятия, что максимально соответствует языку Нового Завета.

         В Новом Завете «Божие Царство» является замыслом спасения со стороны Отца, который полностью осуществится только в конце веков, но уже начал осуществляться служением Иисуса и находится у истоков Церкви. Как говорится в Догматической конституции о Церкви (Lumen Gentium), «Господь Иисус положил начало Своей Церкви, проповедуя благую весть, т. е. пришествие Царства Божия» (п. 5). Поэтому Божие Царство реально присутствует в Церкви: «Церковь принимает миссию: возвещать и устроять Царство Христово и Божие во всех народах, и становится ростком и началом этого Царства на земле» (п. 5).

          «Целью Церкви является Божие Царство», которое «в конце веков Он (Бог) сам завершит» (п. 9). Итак, можно сказать, что существуют определенное «тождество» между  Церковью и Божиим Царством, но также существует и значительное отличие между этими двумя понятиями. Также можно было бы сказать, что Церковь и Божие Царство наиболее возросли и находят свою наибольшую реализацию в Марии, Матери Иисуса: «Церковь в лице Пресвятой Девы уже достигла совершенства, не имеющего ни пятна, ни порока (ср. Еф 5, 27)» (п. 65).

         Приведенное вначале выражение из Деяний святых Апостолов теперь может показаться нам более ясным. Церковь несет в себе таинственное присутствие Божьего Царства «in mysterio», «в тайне», но также она обременена земным несовершенством, грехами христиан, событиями мирского и исторического характера, через которые она  движется к своему завершению в Божием Царстве. Только в конце времен «идеально завершенная» Церковь, будет и завершенным Царством.

 

 

---

 

«Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс. Все материалы и произведения используются исключительно в некоммерческих целях. Ответственность за несанкционированное копирование и коммерческое использование любых материалов несут лица и организации, неправомочно использовавшие опубликованные на данном ресурсе материалы или произведения для извлечения прибыли».

 

Римско-католическая Архиепархия Божией Матери в Москве
Культурная и просветительская деятельность в Кафедральном соборе
Show More