Литургический год 2018-2019 \ Размышления над Словом Божьим \ Воскресный цикл C

 

ЛИТУРГИЧЕСКАЯ ТЕТРАДКА

 

Иисус избавляет женщину  

 

Ис 43, 16-21; Пс 126(125), 1-2ab.2cd и 3.4-5.6 (Пр.: 3), Флп 3, 8-14; Ин 8, 1-11

 

         Как мы стремимся к благочестию в нашей жизни? Быть может, этот вопрос покажется нам странным, но я считаю, что будет нелишним рассмотреть его. Может быть, в нашем случае речь идет о фарисейском благочестии, т. е. благочестии, когда мы даем обет сделать «что-нибудь» для Бога и для братьев? Или это обрядовое благочестие, состоящее из красивых действий и добрых намерений, которые мы соблюдаем, чтобы их посредством получить «награду» и приобрести «заслуги» перед Богом? Нет ли в нас чего-либо общего с жестокими и немилосердными «фарисеями», которые заботились только о соблюдении закона? Как мы судим других: по любви или по закону? Воспринимаем ли мы нашу христианскую жизнь, как служение Богу и братьям – или, скорее, как некую деятельность, которую Бог автоматически осуществляет для нас и среди нас? Сознаем ли мы, что указанные альтернативы упрощают проблему и говорят о двух крайностях? Говоря словами святого апостола Павла: исходит ли наша праведность от Бога через веру или происходит из добрых дел, выполненных нами ради соблюдения закона?

 

Вера оправдывает

                                                                                                                    

    Святой Павел категорически заявляет: «Для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа и обрести себя в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере» (Флп 3, 8-10).  Апостол предлагает радикальную альтернативу: либо нас спасут наши действия, либо действия Бога. Очевидно, что спасти нас может только Бог. Наша «праведность» ничем не поможет, если речь идет о праведности, которой пытаемся достигнуть мы сами, а не о той, которую дарует нам Бог. Мы «праведны» не потому, что делаем что-либо хорошее сами по себе, а потому, что Бог делает нас способными творить благо.

         Следовательно, Бог нас преображает, обращает и по-настоящему меняет нашу жизнь. Если этого не происходит, то исключительно потому, что мы не предаем себя Богу, в Его «объятия», не позволяем Богу преобразить нас Его любовью и возрождающей силой. Христос желает приобрести каждого из нас Себе, как Он приобрел Павла.  Но мы не заботимся о том, чтобы быть близко Господа. Напротив – убегаем от Него и пытаемся жить без Него, т. е. не хотим считаться с Ним, нам хочется быть независимыми, быть хозяевами свой жизни. Возможно, мы грешим тем, что не являемся целиком ни фарисеями, скрупулезно соблюдающими закон, ни верующими христианами, живущими в «объятиях» бесконечной Божией силы и любви. Мы «благочестивые», но в нашем «благочестии» ощущается беспокойство, неуверенность, смущение, а порой даже суеверие. Нам следует превратить свое неуверенное «благочестие» в подлинную христианскую веру, которая является высшим познанием Иисуса Христа как нашего единственного Господа и Спасителя.

         Мне кажется, что припев псалма-респонсория: «Великое сотворил Господь над нами» замечательно комментирует вышеуказанный отрывок из Послания святого Павла. В первом чтении непрестанно подчеркивается: «Вот, Я творю новое... Я проложу дорогу в степи, реки в пустыне». Обновление – это дело Бога: там, где неизменен внешний вид, Бог меняет существующие обстоятельства. Одна из характеристик Бога – Он действительно обладает силой изменять человеческие ситуации, претворять нас из злых в добрых, из грешников в святых, из несчастных в счастливых, из печальных - в исполненных радости. Таков Бог библейской веры: Бог, Который творит несуществующие и в человеческом понимании невозможные вещи. Наша вера – это вера в неисчерпаемую и непредсказуемую силу Бога.

 

Безоговорочное прощение

 

         Случай с женщиной, уличенной в прелюбодеянии, описанный в Евангелии, подчеркивает милосердие и прощение Иисуса и обладает определенными чертами, гармонирующими с аналогичным текстом Евангелия от Луки, но одновременно описывающими образ Иисуса с силой и драматизмом, типичными для евангелиста Иоанна. Американский экзегет Р. Браун (R. Brown) писал: «По своему содержанию и красоте эта история достойна как одного, так и второго авторов, Луки и Иоанна. Милосердие Иисуса описано с той же нежностью и деликатностью, что и в других повествованиях Луки. Изображение Иисуса как строгого Судьи обладает всей огромной величественностью, которую мы ожидаем от евангелиста Иоанна».

         Книжники и фарисеи привели к Иисусу «женщину, взятую в прелюбодеянии», «искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его». Евангелист с самого начала упоминает ложный морализм этих иудеев, их желание и стремление казаться честными и благовоспитанными. Они ссылаются на Закон, требующий осудить пойманную при прелюбодеянии женщину и побить ее камнями. Они требуют от Иисуса, чтобы тот выразил Свое мнение. Им любопытно: согласится ли Иисус с Законом Моисея или выскажется против него? В двадцатой главе Книги Левита, (ст. 10), и двадцать второй Книге Второзакония, (ст. 22-24) сказано, что прелюбодейку должно предать смертной казни. О том, была ли женщина из Евангелия уже осуждена иудейским судом, ничего не сказано, и мы можем предполагать, что это маловероятно.

         В Своем ответе Иисус избегает ловушки, поставленной Ему иудеями: Иисус начал «писать перстом на земле». Греческий глагол, используемый для описания действий Иисуса, можно перевести как «писать акт осуждения». Чьего «осуждения»? Иудеи настойчиво желают узнать, кого же Иисус осудил, поскольку Он не указал ни одного имени. Они считают себя невиновными, честными, добрыми. Их ли сторону займет Иисус?

         Тогда Иисус сказал: «кто из вас без греха, первый брось на нее камень». Следовательно, осуждение касается тех, кто считает себя более праведными, нежели остальные, или тех, кто осуждает других и не видит собственных недостатков. Все присутствующие осознали смысл этого наставления и разошлись.  Оставшись наедине с женщиной, Иисус сказал ей: «и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши».

         Иисус не приемлет альтернативы, перед которой Его поставили иудеи – поступить в соответствии с законом или против него. Он зовет всех на Божий суд. Все обязаны признаваться самим себе в том, что они – грешники, и что им необходимо прощение. Таким образом, Иисус показывает, что закон дан людям не для того, чтобы разделить их на добрых и злых, а для того, чтобы всех вести к добру. Иисус не отменяет закон и не отрицает его, Он видит в нем прекрасное средство для различения добра и зла, для помощи, для совета. Закон обличает нас в грехе, но сам по себе не в состоянии спасти нас. Закон призывает всех нас, грешников, обратиться к Божиему милосердию, несущему спасение и преображающему нас.

         Иисус пришел не для того, чтобы осудить людей по закону, а для того, чтобы спасти их и сделать их новым творением. Пытаясь видеть в Иисусе какого-то педантичного адвоката, принимающего решение о вине или невиновности человека, мы ставим Его на уровень обыкновенного юриста. Но Он – Спаситель, безоговорочно предлагающий людям Божие прощение и преображающий человеческую жизнь.

         Женщине, взятой в прелюбодеянии, Он говорит: «впредь не греши!» Он дал ей возможность больше не грешить и поступать согласно Божиему закону. Иисус не говорит ей: «греши, потом покайся и старайся больше не грешить». Также Он непохож в Своем поведении на книжника, ибо Он дарует новую личность, новый способ жизни. Отсюда и возникает призыв: «Иди и впредь не греши!»

         Жизнь без греха может быть только плодом призвания Иисуса. Следовательно, отношение Иисуса к прелюбодейке, это – не равнодушие к нравственным законам, а Божие прощение.

         Бог хочет прощать нас, а не карать. Он желает изменения образа жизни, а не осуждения человека или, тем паче, его вечной гибели. Иисус прощает, не ставя никаких условий: напротив, Он призывает идти по новому пути, открытому благодаря Его прощению. Великодушное и всеблагое Божие милосердие не связывает свое прощение с нашими заслугами, поскольку Бог знает, что мы не в состоянии заслужить его. С другой стороны, Божия любовь не обусловлена нашими поступками. Бескорыстно прощать – это великолепное свойство Бога, так же, как и свойство даровать нам новую жизнь.

 

Экзегетическое примечание: Обновление, Новое

 

         В Священном Писании часто говорится об «обновлении», о чем-либо «новом». Например, в Ветхом Завете содержится обетование Нового Завета (Иер 31), псалмопевец призывает нас петь Богу «новую песнь» (Пс 149), в Ис 43, 19 Бог говорит: «Вот Я делаю новое» и т. д. В Новом Завете слова, говорящие о «новом», встречаются еще чаще: новое вино, новые мехи, новое творение, новая жизнь, новый завет и т. д. Что же значит это «новое» на библейском языке?

         Мы можем подумать, что речь идет об исторической новизне времени земной жизни Иисуса по отношению к древней истории Израиля. Но это не имеет значения, ибо уже в Ветхом Завете говорится о «новом».

         Согласно Священному Писанию, «новым» является все, что происходит от Бога, а «старым» является все, что в нашем человеческом понимании исходит от человека. «Новое» – это прилагательное, выражающее на нашем человеческом языке то, что особым образом присуще Богу. Ибо то, что Бог говорит и делает - это всегда нечто новое, чего до сих пор не было, что не соответствует нашим планам, что невозможно предвидеть или вообразить. Ибо Бог – это беспрерывная Новизна, неповторимая и неисчерпаемая!

         Иисус Христос является новым Адамом, новым человеком, поскольку Он – Божий Сын. Он приносит новое учение, преображает (духовно обновляет) верующих в Него. Святой Павел называет христиан «новым творением». Мы всегда будем «новыми», если примем божественную жизнь, дарованную нам Иисусом!

         Все «новое», что Бог приносит в нашу жизнь – это не новое «покрытие», «покраска», «декор», т. е. не нечто внешнее и поверхностное. Ибо божественная жизнь не является кратковременной или чисто внешней. Только то, что делает нас божественными, делает нас воистину новыми, разрушает все старые схемы, в которых мы пытаемся найти укрытие, дает нам огромный творческий потенциал и воплощает в нас то, что казалось невозможным. Эгоистичный человек, грешник, замкнут в себе и поэтому на самом деле он «стар», однообразен, недолговечен, предсказуем, поскольку его деятельность и суть касается исключительно области человеческого. И поэтому, определяя эпоху, начавшуюся пришествием Иисуса Христа, как «Новый Завет», мы подразумеваем, что Он ввел в нашу жизнь «новое» - то, что присуще Самому Богу.

 

 

---

 

«Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс. Все материалы и произведения используются исключительно в некоммерческих целях. Ответственность за несанкционированное копирование и коммерческое использование любых материалов несут лица и организации, неправомочно использовавшие опубликованные на данном ресурсе материалы или произведения для извлечения прибыли».

 

Римско-католическая Архиепархия Божией Матери в Москве
Культурная и просветительская деятельность в Кафедральном соборе
Show More