Литургический год 2018-2019 \ Размышления над Словом Божьим \ Воскресный цикл C

 

ЛИТУРГИЧЕСКАЯ ТЕТРАДКА

 

Законы Церкви

 

Деян 15, 1-2.22-29; Пс 67(66), 2-3.5.6 и 8 (Пр.: ср. 4); Откр 21, 10-14.22-23; Ин 14, 23-29

 

 

         Бог желает спасти нас, сделать Своими детьми, собрать в Своей Церкви, которая в конкретных условиях воплощается в виде поместной церковной общины. Но Церковь не зиждется на нации, языке или культуре, истории, расе или других элементах, присущих человеку. Церковь существует не по воле людей, ее породил Божий замысел спасения и могущественная Божия спасительная деятельность. Церковь – это не «секта», поскольку Бог не делает различия между людьми; также она не является «тайным обществом», ибо спасение приходит от Создателя всего сущего, желающего быть Богом для всех людей. В сегодняшней литургии мы продолжим размышлять о тайне Церкви как исторического и человеческого субъекта, в котором Бог присутствует и действует среди людей.

 

Церковь верующих

 

         В первом чтении (Деян 15) мы слышим о проблеме, угнетавшей первую христианскую общину: не является ли Церковь обыкновенным продолжением еврейской «синагоги»? Некоторые христиане, обращенные из иудаизма,  придерживались мнения: «если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись». Если бы речь шла только о местных привычках или народных традициях, никакой проблемы не возникло бы. Но за приверженностью ко обрезанию скрывались усилия христиан, обращенных из иудаизма, установить Закон Моисеев как путь спасения для всех людей. Закон Моисеев действительно был истинным путем спасения для израильского народа. Но Иисус Христос освободил нас от «Закона» в том смысле, что с этого момента христианин обязан толковать и соблюдать закон Моисеев, только исходя из требований Иисуса Христа. Христос не отменяет закон Моисеев, а приводит его к окончательному исполнению. Иисус Христос дает закону новое значение, закон становится выражением требований, на которых Он строил Свою жизнь.

         В этом случае речь шла о законах юридического и ритуального характера: «обрезание, воздержание от идоложертвенного, и крови, и удавленины». К этим требованиям было добавлено воздержание от «блуда», под которым вероятно подразумевались кровосмесительные сношения, инцест. «Апостолы и пресвитеры со всею церковью» (ст. 22) собрались, чтобы принять решение, дававшее возможность мирного сосуществования между христианами из язычников и христианами из иудеев. Христианская община соглашается с некоторыми основными иудейскими законами о чистоте, которые соблюдались, скорее всего, только в отдельных «смешанных» общинах, например, в Антиохии. Этим не попиралась христианская свобода, но налаживался искренний и конструктивный диалог с иудаизмом.

          «Здесь подчеркивается первоочередная моральная ценность - ценность создания общества в единстве и любви, которая представляется наиболее важной в событии, о котором мы размышляем. Созданию общества здесь подчинена даже христианская свобода, которая должна защищать истину спасения исключительно во имя Иисуса Христа. В течение веков христиане несут бремя соблюдения повелений, не являющихся необходимыми, только из уважения к братьям из иудеев и нежеланию нарушать узы с ними» (Карло Мария Мартини). Конкретные нормы, установленные Церковью, могут не быть в принципе необходимыми для спасения, но они могут возникать и существовать исходя из мотива любви и укрепления общины.

         Нам также стоит научиться воспринимать церковные нормы в этом свете и не позволять спровоцировать себя на их беспочвенную критику или легкомысленное отношение к ним. Нормы, установленные апостолами, со временем устарели, когда перестали существовать вызвавшие их исторические ситуации. Но мы должны предполагать - если не доказано противоположного - что Дух Святой (срав. ст. 28: «угодно Святому Духу и нам») помогает Церкви и руководит ею даже при формулировке временных исторических норм, необходимых для укрепления общества в любви. Хотя законы Церкви не являются «безошибочными» нормами, их применение помогает христианской общине жить в единстве. Если будем верно соблюдать и исполнять их, вдохновленные Первым Апостольским Собором, сознавая при этом свободу, дарованную нам Христом, мы будем способствовать тому, что сами эти нормы постепенно будут становиться все более совершенными.

 

Двенадцать краеугольных камней

 

         Во втором чтении Церковь сравнивается с городом, обнесенным высокой стеной с двенадцатью вратами и двенадцатью основаниями, над которыми написаны имена двенадцати Апостолов Агнца. Этот образ помогает нам понять, что Церковь - это народ, собравшийся вокруг пастырей, которых Агнец – Иисус Христос – избрал и установил представителями Своей Церкви. В Догматической конституции о Церкви (Lumen gentium, 20) говорится: «Эта Божественная миссия, вверенная Христом Апостолам, продлится до скончания века (ср. Мф 28, 20), ибо Евангелие, которое должно проповедоваться ими, во все времена является для Церкви началом всей жизни. Поэтому Апостолы позаботились поставить своих преемников в этом иерархически устроенном обществе». Общество, именуемое Божьим народом, является иерархическим обществом.

         Итак, если речь идет о Церкви как о видимом обществе и социальном органе, ей необходимы законы или нормы, формирующие ее основную и общественную структуру и регламентирующие жизнь общества. Поэтому иерархический авторитет в Церкви должен иметь также законодательную силу. В одном из документов Международной теологической комиссии говорится: «Церковное законодательство не является и даже не может быть безошибочным. Но это по всей вероятности не значит, что Церковь не может иметь влияния на тайну спасения. Впрочем, если бы мы не признавали за Церковью какой-либо спасительной функции, тем самым мы ограничили бы сакраментальный характер Церкви одними только таинствами и таким образом ослабили бы внешние проявления Церкви в ее ежедневной жизни» («Избранные темы по экклесиологии»).

 

Единственное Солнце

 

         Говоря о смысле и ценности церковных законов, не стоит забывать, что «город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец» (Откр 21, 23). Цель церковных законов – привести нас к единственному Свету, способному спасти нас, т. е. к Иисусу Христу.

         Иисус в Евангелии обещает даровать нам внутренний свет, который научит нас всему и даст нам возможность усвоить, понять и применять все, что Он заповедал нам: этот внутренний свет - Его Дух (ст. 26). Христов Дух является основой «Нового Завета» христианина. Отдельные исторические нормы могут меняться, подчиняясь простым критериям каждой эпохи и ситуации в зависимости от того, каким образом в данный момент и в данном месте осуществляется Христова любовь. Но основа новой жизни - одинаковая, постоянно идентичная и постоянно новая – Христов Дух.

         Призвание Иисуса касается абсолютно всех людей, без исключения. Все люди, независимо от расы, языка или нации могут стать членами Церкви, если они примут Духа Христова и Его слово. Ибо основой нашей принадлежности к Церкви является вера во Христа, и мы выражаем ее тем, что принимаем слово Христа, которое возвещает нам Церковь под руководством преемника Петра и епископов и в единении со Христом.

         Дух Иисуса, проникающий в сердца людей силой Евангелия, рождает Божиих детей в Крещении и таким образом постоянно рождает Церковь и преображает ее. Дух Иисуса непрестанно привлекает в Церковь все новых и новых учеников, творит тайные чудеса в сердцах людей, любящих Иисуса, слушающих и соблюдающих Его слово, и таким образом эти люди становятся храмом Пресвятой Троицы (ст. 23).

 

Экзегетическое примечание: Заповеди Иисуса

 

         В Ин 14, 23 Иисус говорит: «Кто любит Меня, тот соблюдает слово Мое». В Ин 14, 21: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня». В 2 Ин 1, 4: некоторые люди «ходят в истине, как мы получили заповедь от Отца».

         В терминологии евангелиста Иоанна нетрудно увидеть, что «заповедь» (entolé), «слово» (lógos), и «истина» (alétheia) являются синонимами. При этом термин «закон» (nómos) означает исключительно Моисеев закон, как в Ин 1,17: «закон дан чрез Моисея».

         Почему Иоанн не пользуется термином «закон», когда речь идет о «заповеди» Иисуса? Указанные выше выражения Иоанна (заповедь, слово, истина) являются частью терминологии Откровения: ибо к каждому из них можно прибавить слово «Откровение». Важно, что четвертый евангелист размышляет о христианской морали, исходя из Откровения, завершившегося в Иисусе, явившем и даровавшем нам Божию любовь. Следовательно, христианская любовь означает веру в Божию любовь, явленную в Иисусе, и требует любить так, «как» (kathós) любил Иисус. Это «как» нам следует понимать не только в смысле подражания, но и в смысле источника: ибо Иисус является не только примером, но и Источником любви.

         Итак, в чем состоит оригинальность христианской любви? Согласно Иоанну, она заключается в христоцентричности, т. е. в том, что она основана на Откровении, завершившемся в Иисусе и являющемся источником и примером жизни для того, кто верует в Него. Поэтому существует неразрывная связь между верой в Иисуса и христианской моралью: слово Иисуса, т. е. Откровение, принятое в вере посредством Духа, пишущего его на скрижалях наших сердец, становится источником новой жизни, основанной на христианской морали. Истина Иисуса по-настоящему освобождает человека и делает его способным познавать, желать, принимать решения и действовать согласно тому, как мыслил и действовал Иисус.

 

 

---

 

«Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс. Все материалы и произведения используются исключительно в некоммерческих целях. Ответственность за несанкционированное копирование и коммерческое использование любых материалов несут лица и организации, неправомочно использовавшие опубликованные на данном ресурсе материалы или произведения для извлечения прибыли».

 

Римско-католическая Архиепархия Божией Матери в Москве
Культурная и просветительская деятельность в Кафедральном соборе
Show More